Сегодня в нашем клубе пройдёт первый семинар посвящённый клизмам. Мы долго готовили помещение, выбирали девайсы для демонстрации, готовили запасные комплекты для желающих учиться на практике, обсуждали технические моменты. Хотя, что именно будет демонстрировать на моём теле Господин, я так до сих пор и не знала. Господин любит сюрпризы, а я люблю радовать Господина.
Всё должно было пройти тепло и камерно. Лекция, демонстрация, ответы на вопросы, обучение, общее застолье. И действительно, собралось одиннадцать пар. Конечно, хотели многие. Но большой толпе не было бы видно деталей действа. Кроме того, хотелось видеть проверенных людей. Решили в случае успеха повторить семинар позже и для других желающих.
Гости расселись перед помостом, на котором мы приготовили вращающийся подиум для меня, стойку для ёмкости с водой, столик с часами, стеллаж с рабочим и запасным оборудованием, и ведро с крышкой. Множество литровых бутылок с кипячёной водой выставлены с краю на нагревательной пластине, чтобы поддерживать температуру воды на нужном уровне. Мой Господин рассказывает, что и как делается, какие предметы для чего используются, в каких вариантах они существуют, как начинать и заканчивать процесс… Словом, обо всём, что имеет отношение к делу. Я хожу и показываю гостям всё, что в данный момент описывает мой Господин. Хотя людям интересно слушать, все они с нетерпением ожидают демонстрации процесса. Наконец доходит дело и до него. По указанию Господина ложусь на подиум, на левый бок. Моя активная роль на этом заканчивается. Начинается работа для Господина и сюрприз для меня.
Господин поворачивает подиум так, что моя попа теперь обращена к гостям. Задирает мне юбку и вводит в меня первую порцию воды из ручной груши. Это всего стакан, предварительная очистка. Но моё положение и его пояснения относительно процесса заставляют мои щёки порозоветь. Держать эту воду не нужно, и через пять минут Господин велит мне опорожняться. Оглядываюсь в поисках удобного пути в туалет, но Господин указывает в сторону ведра. Блин! Так вот зачем оно. То есть, я вообще всё буду делать на глазах у незнакомых людей! Трясущимися руками снимаю крышку, присаживаюсь, стараюсь принять максимально невозмутимый вид. Это почти удаётся. Но звук! Этот предательский звук, с которым выходит вода вместе с содержимым кишечника, и со звонким гулом бьётся о дно жестяного ведра! Моё лицо вспыхивает, народ улыбается. Кто-то хихикает.
Вскакиваю, суетливыми движениями закрываю ведро, подтираюсь влажной салфеткой и оправляю одежду, чтобы дойти до подиума сохранив остатки достоинства. Три шага с напряжённой спиной. Меня колотит. Лицо пунцовое. Некоторые особенно впечатлительные нижние девочки, разделяя моё состояние, прячут лица на груди у своих владельцев. Но почти все они подглядывают одним глазком. Им стыдно, но любопытно. Верхние откровенно веселятся. Снова устраиваюсь на боку и закрываю глаза. Сил нет смотреть в зал. Теперь я все время лежу лицом к зрителям, чтобы они видели, как увеличивается мой живот. Господин с громкими подробными пояснениями вводит наконечник мне в зад, и первые два литра воды медленно растягивают мой живот, делая его приятно округлым. Господин вынимает наконечник, включает таймер на электронных часах и, пока мы все выжидаем пятнадцать минут, готовит всё необходимое к финальному заходу. Наконец звучит сигнал сработавшего таймера, и я обречённо иду к ведру. Второй раз чуть менее стыдно, но почему-то труднее себя заставить. Впрочем, хочешь, не хочешь, а природа заставит. Почти с облегчением присаживаюсь над ведром, повинуясь позыву тела. Если бы не звук! Всё, что происходит, в подробностях слышно всем нашим гостям, с которыми мне потом, между прочим, чаёвничать придётся. Моё лицо снова багровеет от стыда. Издаю досадливо-мучительный стон, вместе с которым получается какой-то особенно громкий и похабный пердёж. Народ откровенно хохочет. В этот раз вода выходит долго, и все присутствующие успевают насладиться моим постыдным положением. Очень хочется убежать и спрятаться. И никогда никого из них больше не видеть.

Снова закрыв ведро и подтеревшись, возвращаюсь на место. Финальная стадия процесса будет особенно неприятной. К гадалке не ходи. Надо знать моего Господина, чтобы уверенно это предположить. Стараюсь глубоко дышать и расслабляться. Если я сорву показ, Господин меня просто убьёт! Может даже в прямом смысле этого слова. Всё-таки, его репутация на кону. И репутация клуба.
Параллельно рассказывая, как снижать давление после каждого введённого литра, чтобы кишечник растягивался плавно, не отторгая воду, Господин снова вводит в меня наконечник и принимается наполнять. В этот раз процесс заполнения моего тела водой идёт необычно медленно и долго. Живот всё увеличивается и увеличивается, пока не становится просто огромным. Кто-то спрашивает: «Неужели пять влезет?». Как – пять? Раньше он в меня столько не наливал! Захотелось паниковать и дёргаться, но стоило чуть напрячься, как сразу стало понятно – не стоит. Нужно вести себя тихо-тихо, дышать неглубоко и двигаться очень медленно. А то невероятной силы фонтан положит конец чудесному представлению. А так же семинарам, нашему клубу и лично мне.
Чувствую, как из меня аккуратно вынимают наконечник. Держать, держать… Дышу спокойно, моё тело расслаблено, всё хорошо, Господин знает, что делает… Подиум снова поворачивается, и Господин демонстрирует введение анальной пробки. Комментируя, накачивает её, закупорив намертво мой задний проход. Я уже почти освоилась с ощущением раздутого тяжёлого живота. Как здорово, что Господин предусмотрел способ удержания! Ожидаю включения таймера, и ушам своим не верю! Господин во всеуслышание объявляет, что эту порцию сливать вообще не будет. Что в таком положении моё тело останется до тех пор, пока вся вода не впитается естественным путём. Так что мучиться мне ещё пару дней. Сюрприз! Я уже говорила, что мой Господин обожает сюрпризы?
С этого момента разрешена съёмка. Господин помогает мне спуститься и отправляет в зал. Все желающие могут потрогать живот и сфотографировать себе на память. Сначала робко, потом всё активнее распалённый народ ощупывает моё огромное горячее твёрдое пузо. Фотографируют меня, фотографируются со мной, сыпятся вопросы. Чья-то нижняя, недоверчиво потрогав живот, спрашивает, не больно ли мне. Да, отвечаю, больно, тяжело и мучительно. Но почему же тогда я согласилась, удивляется она? Потому, что так хочет мой Господин, отвечаю недоумённо. Странный вопрос на мой взгляд. Идея выбирать воздействия по своему вкусу никогда не приходила мне в голову. Ответ явно озадачил девочку. Она стоит с открытым ртом, не зная, чтобы спросить ещё, и я понимаю, что продуктивный диалог зашёл в тупик. К счастью, воспользовавшись предложением попробовать, какая-то пара уже поднялась на помост. Им выдали стерильный комплект и воду, Господин помогает всё это приготовить, гости постепенно переключаются на храбрых первопроходцев. Только двое никак не могут отлипнуть от меня – подвисшая девочка, которая до сих пор не может поверить в реальность происходящего, и худой порывистый мужчина, со светящимися глазами оглаживающий мой живот. Судя по унылому лицу его нижней, стоящей рядом с ним, он воспроизведёт это прямо сегодня.
Конечно, на пять литров никто не отважился, но к столу многие девочки отправились с кругленькими животиками, неся в себе кто литр, кто два. Самая храбрая из них отважилась на три, и теперь вышагивала с очень гордым видом. Её хозяин, млея, обнимал свою красу за то место, где была талия. Из-под коротких юбок смешно свисали шланги с грушами на концах.

Чаепитие прошло почти интимно. Процесс накачивания девушек водой и их пребывание за столом в таком виде сделал всех как-то ближе. Люди расслабились. Беседа текла своим чередом. Я даже находила силы в ней участвовать. Только периодически приходилось ложиться на бок, класть голову Господину на колени и пережидать мучительный спазм истязаемого организма. Господин рассеянно поглаживал меня, не прерывая беседы, и в эти минуты я чувствовала умиротворение и счастье. В конце концов, все устали и потихоньку засобирались домой. Почти все девочки в течение вечера сбегали в туалет, кто раньше, кто позже. Силы терпеть нашли только две из них. Та самая, что согласилась на три литра, и одна миловидная блондинка, в которой воды было совсем мало. Они так и уехали домой. Блондинка ещё всё пыталась спрятать как-нибудь болтающийся шланг. Проводив всех, собрались и мы. Я надеялась, что Господин вызовет такси, поскольку в начале вечера он отпустил водителя вместе с машиной. Но он невозмутимо принял пальто, подождал, когда я оденусь сама, помог мне обуться, и повлёк меня в сторону метро. Нам предстоял долгий путь через весь город на своих двоих. Я упоминала, что мой Господин просто обожает сюрпризы?”

Добро пожаловать в моё Зазеркалье!