Психологический сабдроп

Это коварная ловушка. Если физические проявления сабдропа приходят сразу после сессии, явно с нею связаны и по большому счету представляют собой те или иные формы легкого или умеренного недомогания, а значит, не представляют опасности, и в принципе пройдут и сами, то нервный срыв, хотя, конечно, может наступить немедленно либо не наступить вовсе, может и “догнать” лишь через некоторое время, иногда довольно продолжительное, – неделю и более. Догнать, застать врасплох, ударить больно в самый уязвимый орган, который у нас есть: в сердце (не то, что качает кровь, а то, где находится душа).

Особенно тяжелым эффект сабдропа может быть:

  • у невротичного, депрессивного, интравертного, закомплексованного боттома, особенно весной и осенью
  • у женщин в период предменструального синдрома
  • после разовой сессии, когда перспективы желанного для боттома продолжения отношений с Топом неясны, или их нет
  • на фоне реальных жизненных проблем и неприятностей (одиночество, финансовый кризис, сложности на работе, конфликты в семье и др.)
  • если Топ далеко от своего боттома (например, живет отдельно, либо, тем более, в другом городе), и встречаются они от случая к случаю

Что происходит. Все, что угодно. Опустошенность, вина, стыд, беспокойство, тоска, депрессия, подавленность, тревога, эскепизм, страхи, фобии, ночные кошмары, слезы, истерики, проблемы с концентрацией, вниманием, снижение сообразительности, мнительность, эмоциональная “замороженность”, приступы ярости, агрессии (включая агрессию, направленную на партнера – вплоть до намерения разорвать отношения, и на себя – вплоть до суицидальных идей), ненависть к себе, приступы маниакальной энергии, нетерпимость, раздражительность. На уровне психосоматики – головные боли, сосудистые кризы, сердечные приступы, потеря аппетита или неконтролируемый аппетит, бессонница или ненормальная сонливость, сбой менструального цикла, тошнота, повышенная потливость, “мурашки”, тремор и так далее, вплоть до кишечных колик или дерматита.

По существу сабдроп сродни тысяче других состояний, связанных с “возвращением с небес на землю”, от знаменитых телевизионных слез покидающей “большой лед” Ирины Родниной до посткоитального синдрома. Однако в BDSM такие срывы имеют свою специфику.

Во-первых, чувство изоляции, разъединенности. Нет контакта более близкого, живого и интенсивного, чем контакт между партнерами во время сессии. Боттом ставит себя в беззащитное положение, чувствуя заботу и защиту в действиях Топа. И вот сессия закончилась, контакт ослаб (“клеммы разомкнулись” , чувство защищенности ушло: боттом чувствует себя беззащитным и брошенным (или даже использованным и выброшенным).

Во-вторых, чувство вины. Прежде всего, боттомы вообще к этому склонны: существует мнение, и я его полностью разделяю, что именно богатство, разнообразие и глубина всевозможных комплексов вины и приводят многих в Тему на нижние позиции. Далее, оно обостряется социальной неприемлемостью Темы, необходимостью вести двойную жизнь (например, прятать от окружающих следы на теле или девайсы), конфликтами гендерных стереотипов (в ситуации, когда боттом – мужчина), если у боттома есть семья или постоянный ванильный партнер – мыслью об измене, не говоря уже о религиозных эмоциях у людей верующих.

Добро пожаловать в моё Зазеркалье!

Добавить комментарий