Наказания предназначены для корректировки поведения, если говорить об этом сухо. Но все мы знаем, что наказание есть подарок и благодеяние Топа — оно помогает учиться и развиваться, обозначая направление этого развития; оно избавляет от чувства вины и оно является знаком внимания Верхнего. Появление наказаний в жизни пары это шаг, который много что изменит.

Наказание всем отличается — и должно отличаться — от экшена.
Идеально было бы даже иметь отдельные девайсы для наказания, хотя на практике это трудновыполнимо. Нужен отдельный рабочий ошейник, используемый только для наказаний, и никогда больше. Организационно наказание должно быть как можно более «непохожим», отстоять дальше от организации и формата экшена.
Тяжесть наказания определяется Верхним и не обсуждается.
В наказании практически нет «перебора», провинившийся нижний должен будет вынести все, что с ним будут делать. Но необходимо соотносить тяжесть наказания с тяжестью проступка, и позаботиться чтобы понимание этого было общим для обоих.
В техническом плане в наказании практически нет ошибок, если не брать крайние варианты, опасные для здоровья. Например, те же захлесты, неприемлемые в экшене, в наказании не имеют значения.

Для реального воспитания необходимо следовать принципу «один проступок — одно
наказание», а не группировать их «оптом».
И еще: нет понимания вины — нет воспитания. Пусть хоть десять наказаний будут применены, без понимания вины они останутся побоями и обидами, не более.

Наказание общего характера, неконкретизированное (по итогам общего недовольства поведением или за что-то давнее) должно быть объявлено заранее — от (минимум) часа-двух до одного — двух дней.
Наказание ситуативное, за только что совершенный проступок, может следовать немедленно, в этот же день или для него может назначаться отсроченное время, хоть через год, но назначаться сразу. Это важно для формирования связи «проступок-наказание», которой мы, собственно, и добиваемся.

Время до наказания в сущности уже является первой частью наказания, т.к. весьма
тягостно.
Второй частью наказания является словесное внушение, разъясняющее что было сделано неправильно и как следовало бы делать.
Именно на этом этапе необходимо понимание, иначе все последующее станет в лучшем случае просто бессмысленным.
Третьим элементом, который может применяться всегда, периодически или вовсе очень редко (на усмотрение Верхнего) является просьба нижнего о наказании. Просьба следует только после второго этапа — словесного внушения, т.е. когда в сущности наказание уже начато. Просить о наказании на свое усмотрение нижний не имеет права — не ему это решать.
Далее непосредственно действие, которое для достижения эффекта, как мне кажется, может разделяться на две части разной интенсивности, служащих

  1. подготовке и осознанию;
  2. полному и окончательному искуплению вины.

Таким образом, четвертый этап, действие, является достаточно длительным и проходит практически без вмешательства Верхнего. Это может быть стояние на коленях, в неудобной позе, в темноте, любой болезненный бондаж, что угодно. То, что четвертый этап наказания проходит без участия Верхнего, даст очень мощный эффект «оставленности», брошенности наедине со своей виной.
Мучительность четвертого этапа наказания зависит не только от тяжести проступка,
но и от того, насколько Верхний хочет «сломать» провинившегося нижнего для
правильного восприятия тем пятой части наказания.

Пятый этап это интенсивное воздействие любого рода, в достаточно высоком темпе.
В отличии от экшена, наполненного спонтанными эмоциями каждого участника, здесь
сознанием нижнего управляет Верхний. Поэтому естественен вербальный контакт. Верхний может требовать повторения нижним сути/части словесного внушения, дабы убедится, что тот все усвоил; как в самом начале пятого этапа, так и во время. Может требовать признания вины в любой форме, например крика: «Я виноват!» на каждый удар, или благодарности в виде того же крика «Спасибо, Хозяин!» на каждый удар, или непрерывного вылизывания ног Хозяина во время воздействия, или чего угодно.
Любые вербальные атаки от Верхнего (ругань, угрозы) во время воздействия весьма сильны, т.к. слова попадают напрямую в уже подготовленное сознание.
Иными словами, во время наказания, в отличии от «шороховского» экшена, Хозяин и провинившийся нижний говорят, общаются между собой.

Информирование: Верхнему необходимо проинформировать нижнего, разрешает ли он ему кричать. Если крик запрещен, то — что произойдет в случае, если нижний не удержится от крика.
Верхний может проинформировать нижнего о характере и продолжительности
воздействия, или не делать этого — по своему желанию и ситуации.

Все предыдущие этапы наказания являются подготовкой сознания к осознанию вины, формированию готовности учиться и меняться, и к восприятию воли Верхнего.
Пятый интенсивный этап — нахождение во власти этой воли.
В этот момент, примитивно говоря, в голову будет вложено то, что Верхний посчитает нужным.

Шестой этап.

Интенсивное воздействие закончено. Верхний может повторить словесное внушение, потребовать от нижнего повторить словесное внушение, может велеть нижнему благодарить за наказание — словесно или в любой другой форме. Верхний может проинформировать о наказании которое ждет в случае повторении проступка, или наоборот — сказать, как он верит в то, что наказание поможет нижнему быть достойным своего Верхнего.
Верхнему необходимо сообщить нижнему о том, прощен он или нет.
Никакое наказание не предполагает автоматического прощения!
Для нижнего этот момент и является моментом истины, потому что все что делалось — делалось ради искупления вины и дабы быть достойным своего Верхнего.
В случае если прощение не получено и Верхний считает что еще не все, то возможны
следующие варианты:

  • наказание будет продолжено после отдыха;
  • называется время для следующего отложенного наказания;
  • определяется некая задача, только по исполнении которой нижний получит
    прощение.

Верхний может и не информировать провинившегося нижнего о его шансах на
прощение, как часть наказания, но такой выбор является чрезвычайно
жестоким и, в сущности, неизвестно, сможет ли пара пройти через такое.
Возможен изначально выбранный и предварительно озвученный формат, что данное наказание недостаточно для прощения. Здесь также необходимо сказать нижнему, что же явится достаточным для искупления вины. Верхний может и не говорить этого, но такой выбор является чрезвычайно жестоким и потому опасным.
После прощения нижнего отпускают, или же может быть какой-то закрепляющий момент вроде нетяжелого ограничения — недолгого стояния на коленях, лежания в ногах Верхнего, который является милостью, знаком внимания, и дает нижнему еще раз пережить счастье прощения.

Описанные этапы содержит любое наказание, независимо от его продолжительности и тяжести.
На Топе лежит огромная ответственность в донесении до нижнего сути провинности. Если у нижнего остается чувство несоответствия вины наказанию, последствия будут непредсказуемы, но в любом случае плачевны.
На обоих в паре, но в большей степени на Топе, лежит ответственность за сохранение серьезности мощнейшего механизма наказаний. Недопустимо превращение их в фарс.
Нижний знает, что наказание достаточно тяжело для обоих, и, корректируя свое поведение, должен помнить, что, вынуждая Верхнего наказывать, он уже этим расстраивает и печалит его.
Наказания не экшен — к ним не может быть привыкания, а потому не может быть и постепенного вхождения. С появлением наказаний в практике пары, первое в жизни наказание может быть очень жестоким, дабы создать понимание проблемы. В дальнейшем было бы логично снижение силы наказания, т.к. должны корректироваться поступки, и ошибки становится все более редкими и легкими. В полноценных ДС отношениях через
какое-то время наказания должны стать очень редкими или исчезнуть, т.к. самое страшное для нижнего — лишение внимания и расположения Топа.

Добро пожаловать в моё зазеркалье!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *