два или три дня проходят в черной тоске и ревности. Никогда не думала, никогда не представляла, что способна на такую глубокую злобу, ненависть и ревность, я непрерывно думаю о той, которая занимает мое место, я ненавижу ее всей своей душей, тугая черная пелена лежит на моем рассудке. В эти дня и начинаю понимать, как можно убить кого-то из ревности, мне хочется разорвать. сожрать и растоптать эту неведомую мне соперницу… никогда до и никогда после я не испытывала больше это ужасное чувство, но, переболев им, я поняла, что ревности во мне не осталось больше… Я испытала ее всю, отпущенную мне на всю мою жизнь . и ни один полигамный тематик не вызывал больше такой злобы, я смогла принять это как данность – Верх имеет право на все, в том числе и на угодное ему количество нижних… Я смирилась и успокоилась.

мы болтаем в аське, я ужинаю – жареная картошка, соленый лосось, маринованные огурчики, что еще надо для счастья?

” я вот думаю, – пишет Он, – может, мне оставить тебя для себя? Никто меня никогда так не обожал 😉 ”

” оставь, пожалуйста, оставь, я не хочу никого кроме тебя, я никого не ищу, мне никто не нужен!!! :))) ”

” я еще не решил, но, если ты останешься со мной, тебе придется похудеть”

Я? Смогу?? Остаться с Тобой???

Похудеть? Да хоть на Марс слетать, только не отпускай меня больше, не бросай!!!

” хорошо. я похудею, только это ведь не сразу, надо подождать… ”

вдруг мне приходит в голову мысль, я вскакиваю и бегу в ванную, сую пальцы в горло, вызываю рвоту.

если худеть – значит, надо начинать прямо сейчас, что терять время, нечего жрать жареную картошку, все, закончили с чревоугодием!!!

пишу радостно в аське – ” все, картошку спровадила в унитаз, больше есть не буду :))) ”

Он секунду молчит, отвечает : ” зачем же так жестоко… я этого не говорил ”

Но мне все равно. жестоко или нет, у меня появился Шанс и я намерена использовать его!

Итак, я прекращаю есть. два или три дня питаюсь только кефиром и сельдереем, потом сажусь на безуглеводную диету, полностью исключив из рациона углеводы- хлеб, картошку, бобовые и так далее, оставив только овощи, мясо и молочные продукты. Я изучаю все возможные диеты, многие из них сложны своими графиками и питанием по часам, или неудобны поиском определенных продуктов, которые надо есть в определенные дни, я

растрещала о своей диете на работе и все тетки-сотрудницы делятся со мной своими способами похудания. Диета такая. диета сякая, но ни в одной из них нет ни слова о физических нагрузках . 🙂 Я худею уже неделю, результат нулевой.

Достаю велосипед. На улице лежит снег. Иногда еще бывают морозы и тогда колеса велика заносит на льду, но я упрямо стараюсь, я катаюсь каждый день, на работу и обратно ( благо, ехать до нее 15 минут), я катаюсь после обеда и ужина, я катаюсь вместо обеда и ужина, я наркучиваю по весенней слякоти, по снежной каше, по льду, против слепящего мартовского солнца – километры и минуты… На мне горнолыжная куртка, кепка и солнечные очки и плеер с Его наушниками, я езжу – в снегопад, утром и вечером, ( куртка классная, непродуваемая и непромокаемая), я езжу по сухому, покрытому зимней грязью, асфальту, меня обдают из луж проезжающие машины. но мне все равно, хотя после каждой прогулки очередные брюки идут в стирку, я накручиваю круги по району, потом – доезжаю до виадука, я объезжаю все знакомые и не знакомые улицы, в уши мне орет русский рок и на одном адреналине я продолжаю свои тренировки… Иногда у меня совершенно нет сил, я останавливаюсь, чтобы отдохнуть, я мои руки покрываются мозолями и мне приходится кататься только в перчатках, иногда слезы от усталости, беспомощности, слабости и голода текут по моим щекам, но я знаю одно – я выживу!!! Когда тяжелые мысли о Воланде вновь накрывают меня с головой, я гоню еще больше, чтобы усталостью и мышечной болью выкинуть боль душевную, я знаю только одно – я выживу!!! Да, черт вас всех возьми, я это переживу и выживу!!!! Я – сильная, я – смогу, я – выживу…

За неделю я сбрасываю 2 кг и радостно сообщаю Ему об этом. Он сдержано хвалит меня. Я питаюсь кефиром, брокколи и сырыми овощами, голод постоянен и становится привычным. пустота в желудке. забиваемая свежими огурцами с тех пор ассоциируется у меня с весной 🙂 Проходит 2 месяца и голода я больше не ощущаю. да вообще, практически 🙂 Иногда о том, что я забыла поесть, мне напоминает боль в желудке или начинающаяся мигрень… но это все будет в будущем, а пока март переходит в апрель.

Очередная сессия, из которой я запомнила только бандаж веревкой и панику, охватившую меня при этом, накатившийся страх перед собственной беспомощностью был сроднен тому, что я испытала, впервые оказавшись в Его руках. Но Он помогает мне пережить эту панику и снимает веревку только тогда, когда я, наконец, успокаиваюсь…

… Острое лезвие касается моего горла, гладит его, ласкает… Я полностью расслаблена, я полностью доверила Ему себя, страха нет, мне приятно, мне до безумия приятно вот так – просто сидеть на полу, в Его ногах, когда он ласкает мое обнаженное горло лезвием остро заточенного ножа…

Боль – наслаждение, насилие – наслаждение, жгучая боль – жгучее наслаждение, пощечина вместо поцелуя – наслаждение, хлыст вместо ласки – наслаждение, полосы на теле дороже поцелуев, грубость дороже нежности, ” сука” вместо ” любимая ” – радость…

Это Другая любовь.

Ограничения сняты, защиты больше нет, душа раскрыта полностью, запретов нет. Я разрешаю все – Тебе, а Ты – мне. Тайные и постыдные желания стали возможными, реальными – да просто желаниями, на которые я обрела право – и удовлетворены. И мир вокруг меня стал чуть-чуть счастливым, оттого что в нем стала счастливее я. И я смотрю на эти серые и унылые лица на улицах и не знаю, как объяснить им, что это просто – позволить сбыться Своим желаниям и стать от этого счастливее.

я нахожу в сети очередную картинку и сбрасываю ему по почте.

” я хочу – так 🙂 ”

” да запросто!”

” я вообще хочу успеть попробовать с Тобой как можно больше, я тебе доверяю…”

Он приехал к мне. на Пионерскую, мы договорились встретится в Биир Хаусе. Маленький подвальчик. я никогда прежде здесь не была. Я с трудом открываю тяжелую дверь, вхожу в зал… мужские глаза устремлены на меня, мне это непривычно, я робею, как вдруг вижу Его – за столиком в углу.

– садись сюда, к стене.

Я привычно втискиваюсь в угол между стеной Ним, загораживающим меня от всего мира, в такую спокойную и тихую гавань. в которой готова существовать весь остаток своей жизни. Я набираюсь смелость расспросить его о второй девушке, Он охотно хвастается ею. Ей 25 ( ну еще бы, кто б сомневался! ), пять лет опыта в Теме (ого!), тоже замужем и тоже ничего не чувствует, занимаясь сексом с собственным мужем… ( нас таких, похоже, не мало) .

– она первый раз вообще кончила как я ее только связал. – смеется Он.

Я улыбаюсь, завидую. Ей тоже было хорошо с Ним…

Больше ничего не рассказывает, анонимность прежде всего. Я согласна, конечно.

– ты хочешь попробовать удушье? – спрашивает меня.

– страшно…

и вдруг Его пальцы одни четким движением на моей шее – клянусь вам, положил руку на шею и все нашел – находят мои сонные артерии и пережимают их. Через мгновение мутнеет в голове, я ощущаю серую пелену на мозге, хватаюсь за Его руку, но она – железная, не поддается! Я беспомощно царапаю ее ногтями и еще через секунду хватка прекращается. Все длилось секунду или две, но это ощущение я тоже запомнила – надолго.

– ты играешь в меня как в игрушку. Ты во всех своих девушек играешь, пока они тебе не надоедят. а что потом? Ты выбрасываешь их?

– нет, я ухожу.

– а им потом – каково?

– не знаю, я больше с ними не общаюсь.

– а почему от Тебя ушла жена?

– нашла себе ванильного, – опять ухмылка.

– и что теперь?

– а теперь ищет себе порольщика – почти смеется он.

– а ты назад ее не хочешь принять?

– назад – нет, никогда. Один Хозяин – только один раз.

– а ЛС у Тебя был?

– жила как-то у меня одна рабынька полгода… потом надоела, я ее выгнал.

– а за что выгнал?

– с ней неинтересно стало. Сидит как кукла, не поговорить, ничего…

– она сама этого хотела?

– конечно, а ты как думаешь? – обнимает меня. креко-крепко, так, что захлебывается восторгом все внутри. – пойми меня, Оленька, я знаю, чего надо женщинам 🙂

– да ты просто гений, ты – клад, ты -сокровище, ты тот самый человек, который смог понять, Чего Хочет Женщина :))) – теперь хохочу я.

– вам же на самом деле надо так мало, – смеется Он

– только далеко не каждый способен дать нам – эту малость :))

– вот вы выходите замуж за кого попало, а потом бегаете ищите себе того, кто будет вас нормально трахать. – говорит.

Тогда я еще ухитрялась думать. что трахатся в свое удовольствие – это ужасно неприлично,

что Хорошие Девочки так не поступают, и единственный возможной секс – это поелозить членом в письке, пока не кончишь. Что такое – секс и зачем он нужен показал мне Воланд. Однако, растятся с убеждением, что это плохо и грязно, низко. и нечисто, я смогла только спустя добрые пол-года, когда наконец перестала стеснятся своих желаний и потребностей. Тогда, с Воландом, у меня словно открывались глаза – на жизнь, на мир, на темы. который я так старательно избегала всю свою жизнь, считая недостойными и грязными. Так много рушилось тогда в моей голове, такое новые и новые семена давали всходы. так многое менялось в картинке мира и во взаимоотношениях с окружающими, что я порой не поспевала все это переосмыслить.

” я иду за Тобой на Темную строну Силы ” – говорила я себе. На темную сторону меня, с которой мне еще предстояла как следует познакомится и ужиться.

Я стала одеваться по-другому, я выкинула свои балахоны и джинсы, я носила обтягивающие бадлоны и развевающиеся юбки, я ходила с темных очках в любую погоду и любое время суток, мне казалось, что все окружающие смотрят на меня и я пряталась от них за этими очками. Они ВСЕ знаю, что я – иду на Темную сторону, следом за Воландом, моим проводником в это мир.

У меня появилась новая привычка – иногда, задумавшись о чем-то, я поднимала рукой к верху волосы, проведя ею по шее и обнажив затылок. словно предлагая одеть на меня ошейник. Я стала спокойней и сдержанней в проявлении чувств и эмоций на людях, все чаще я держала свое мнение при себе, никому его не только не навязывая, но и не предлагая для рассмотрения, словно отдалившись от всех, кто окружал меня. Я перестала спорит с мужем, ( при том, что мы практически не общались), я перестала повышать голос в его присутствии, даже на работе в общении с мужчинами поя позиция начала меняться – больше никогда и никому я ничего не доказывала, не требовала. не настаивала, все чаще уступала и вежливо молчала, отдавая им преимущества. Заметила. что проще всего добиться своего не открытым конфликтом с мужчиной, чем я занималась раньше и всегда, а просьбой и с позиции снизу. Это было для меня ново и дальнейшее развитие получило со временем.

Окружающие, с которыми раньше мне было если не интересно, то по крайней мере понятно и весело, стали казаться глупыми и уплощеными, мне было больше не интересно слушать рассказы о даче, Анапе и свекрови, кто где и за сколько купил какую тряпку, с кем поссорился и зачем. Мне стало казаться, что я перешагнула через 2-3 ступени разом, что я стала видеть то, что им было недоступно. что я могла делать то, чего они боялись и я научилась получать удовольствие и радоваться своей собственной жизни. Они оставались в детстве. я же стремительно взрослела…

Он допивает свой стакан, смеряет меня взглядом.

– сейчас я пойду в туалет. выжди немного и приходи за мной, последняя кабинка.

Я опять замираю от предвкушения безобразия, от Его очередной выдумки, от Его новой затеи, на который так неистощима Его фантазия.

Опять – восторг, адреналин в крови, сладко сосет в животе, как бывает перед прыжком в бездну, за миг до того, как решишься сделать этот шаг.

минута, две – я встаю и иду к Нему.

Туалетная кабина в кафе. Коричневый кафель на полу и стенах. Запах апельсинового ароматизатора везде.

Жесткие руки гладят по лицу, пахнут апельсином. Я цепляюсь руками за Его ногу, стараясь отдышатся. Внезапно те же руки резко прижимают мою голову вниз, лицо утыкается в ботинок. Грубый армейский ботинок с высокой шнуровкой. Он тоже пахнет апельсином, этот ботинок. Я прижимаюсь лбом к кончику носка. ” Кто ты, отвечай! ” – раздается над

головой такой знакомый голос. Голос, который я привыкла слышать, слушать и подчинятся. ” Я твоя сучка, ” – отвечаю не задумавшись, словно всегда так и только так отвечаю на простой вопрос о себе. – ” Я твоя сучка, Хозяин”

Это не я, это кто-то другой отвечает за меня, делает за меня, целует кончик ботинка моими губами. Я не могла… Я никогда… Я … это не я…

Распластавшись на коричневом кафеле, в запахе химического апельсина, целую Его ботинок. Сердце заходится в груди, я замираю как кошка, я боюсь пошевелится. Минуты, или секунды, или чем там меряют время, капают медленно, в такт бьющемуся сердцу. ” Можешь встать”. Я поднимаюсь. Я прижимаюсь к нему всем телом, я хочу стать еще ближе, еще больше Его, слится с Ним, стать Его частью… Цепляюсь за как ребенок, прижимаюсь к широкой груди, Его губы находят мои…

Счастлива ли я в этот момент?

О, даааа… Я потеряла себя, я смирила гордыню и чувства, я растворилась в Его могучей силе и воле, я принадлежу, я больше не я…

Рабыня.

Собака, признающая только одного хозяина. Покорная и смиренная.

Кружится голова, дрожат ноги. Я мою лицо водой из-под крана. Его уже нет. Когда Он ушел?

Буря постепенно улегается. Тугой нервный ком опять привычно сворачивается в груди. Я возвращаюсь в зал. Больше никого нет, ни людей, ни столов, ни официантов, ни-ко-го… Только Он и я.

Его. Рабыня. Я… Которая уже не я…

С утра Он позвонил мне, поболтать. спросить о впечатлениях. Рассказывая, что я вчера чувствовала – я хохочу как сумасшедшая, а когда узнаю. что запах апельсинового ароматизатора -это запах растворителя, которым он заботливо протер свои ботинки, чтобы не предлагать девочке целовать всякую грязь – вообще доводит меня до колик в животе.

апрель 2011

Я не помню, каким начался апрель, он остался для меня скрытым за тоской по Воладну, за бесплодными поисками на сайте новых знакомств, за каждодневной выматывающей ездой на велосипеде, голодом и переоценкой старых ценностей.

Последняя встреча, когда мы в кафе. Я напрашиваюсь на нее, приезжаю к Нему. В его любимом кафе слишком многолюдно, мы идем в соседнее. Это довольно большой, но пустой, мрачный и запущенный ресторан, в темном зале сидят 2 или 3 человека, смотрят футбол на большом экране. Воланд проходит в самый темный край, я иду за ним.

– забирайся в угол.

Мой уютный угол. Его огромный черный свитер, в который я прячусь лицом. прижимаюсь к Нему изо всех сил, цепляюсь как умирающий за последнюю надежду… я не могу надышатся Им, согреться об Него, я боюсь выпустить Его из своих объятий хоть на единый миг… Я понимаю, что место главного Мужчины в моей жизни занято…

– а ты и вправду влюбилась, – удивленно заметил Он. – так притворятся нельзя.

– Ты никогда не ревнуешь? – спросила я.

– чтобы ревновать, надо иметь какие-то чувства, а у меня их нет. – ответил Он

Вдруг я ощущаю, как его властные руки задирают мою юбку и проникают в трусы. Больно и сладко, неожиданно. страшно, а вдруг нас застукают??? 🙂 Но адреналин только придает остроты . Пальцы дерзкие, проникают все глубже, один – в анус, один – во влагалище и трахают меня до тех пор, пока я не сползаю под стол. корчась от внезапного оргазма. 🙂

Давлюсь от смеха, лицом в Его колени.

Он невозмутимо курит и даже не смотрит на меня.

Я сидела у Него в ногах, глядя снизу в верх, и в тот момент весь смысл моей жизни были сосредоточен на этом простом, таком странном и таком понятном действии – сидении женщины у ног мужчины, рабыни у ног Хозяина.

” Я отдала Тебе все права, возьми…”

но Он не брал, небрежно играя со мной, как с дорогой и бесполезной игрушкой, которая сейчас радует, а потом займет место на полке в чулане чувств.

Спокойное превосходство искушенного Мужчины, привыкшего к устремленным на него влюбленным глазам.

” Я позволяю тебе себя любить, ” – говорил Его взгляд.

Я приняла это право, подобрала его и спрятала в закоулке своего сердца. Моя тайна, мой мир, моя драгоценность…

наконец, я насыщаюсь Им. Его запахом, Его жаром, Его вниманием. болтовней и его объятиями.

– пойдем за мной .

я вскакиваю со щенячьей радостью, я знаю, сейчас опять будет что-то безумное, развеселое, неудержимое, как полет с Американских горок.

Иногда мне кажется, что, если встать на самом краю крыши и сделать шаг вперед. то крылья сами расправятся за спиной и понесут меня в черное ночное небо 🙂 Самое страшное – поверить в то, что крылья расправятся 🙂 Я знаю, что они есть, осталось только ПОВЕРИТЬ в них.

Воланд тогда смог стать моими крыльями.

Приходим в туалет, он идет в мужской, я в женский. На стене висит объявление, что в туалете установлены камеры наблюдения во избежание распространения наркотиков. Но видимо у Воланда другое мнение по этому вопросу, потому что не успеваю я выйти из кабины, как на пороге женского туалета появляется его огромная фигура и его огромная ухмылка.

Я едва не визжу от нахлынувшего восторга, Он заталкивает меня обратно в кабину, расстегивает штаны… Я с радостной готовностью встаю на колени и ласкаю Его губами, но эти длится меньше минуты, как Он разворачивает меня спиной к себе и грубо трахает. Я едва держусь на ногах, мне больше смешно, чем страшно или приятно. я цепляюсь за держатель для туалетной бумаги – и он тут же отрывается от стены, я пытаюсь удержатся за скользкий кафель, когда Воланд не долго думая, трахает меня анально.

когда все заканчивается я, наконец, могу отдышатся и отсмеяться, привести в порядок свою одежду. Он идет вперед в зал, кидая мне – ” подожди немного и иди”

Я выжидаю пару минут, мне кажется, что все в зале смотрят на меня.

Я очень-очень плохая девочка и мне плевать, что вы обо мне думаете 🙂

мы долго и нудно переписываемся в аське. Вернее, пишу я, а он односложно отвечает. Я больше не знаю, о чем с ним говорить, не знаю как еще удержать его внимание, не знаю, чем заинтересовать… Я выдумываю все новые темы, но они не вызывают в Него энтузиазма. Единственное. о чем Он меня регулярно спрашивает – “ты нашла себе нового Хозяина? ”

” нет, я не искала…”

” Оленька, пойми, я же не смогу быть с тобой вечно…”

” мне никто не нужен, я счастлива, пока есть Ты..”

” ищи себе нового Хозяина, пока я рядом”

” мне никто не нужен… ”

” ты смотрела новые анкеты? С кем ты переписывалась? покажи мне их”

я скидываю Ему какие-то ссылки, мы вяло обсуждаем кандидатов.

Идиотская идея – отсрочка смертной казни – еще жива в моей душе.

Идет ливень. я сижу на остановке автобуса. На мне джинсовая плиссированная юбка ( моя любимая), длинная, до пят, длинное серое шерстяное пальто – я одела его впервые, Он раньше

не видел меня в нем, длинный коричневый шарф и донельзя идиотская фетровая шляпка. в то время казавшаяся мне ужас какой стильной и элегантной. Я ковыряюсь в своем смартфончике, заслонившись капюшоном от окружающих меня старушек.

Видимо, проливной дождь настраивает на меланхоличное настроение, я приехала на встречу чуть ли не на час раньше времени и жду Его. Я всматриваюсь в каждую мужскую фигуру, я разглядываю каждого вышедшего пассажира маршрутки, Его все нет.

Тоскливо, холодно и одиноко. Лезут гадкие мысли – все кончено, это последний раз… эта наша последняя встреча…

Его все нет.

И вдруг мир взрывается фейерверком, мне уже жарко, весело и я больше не одна – я вижу Его, Он стоит рядом со мной и улыбается. Я вижу только Его шалые коричневые глаза и улыбку. Больше мне ничего не надо.

– как ты узнал меня? я в новом пальто, сижу тут в самом углу 🙂

– а здесь больше никого нет, – говорит Он.

Остановка забита старушками, прячущимися от дождя.

Опять висну на его руке и как обычно пытаюсь о чем-то болтать.

Встреча проходит как-то скомкано. без вдохновения.

Он говорит, что устал на работе.

Я получаю свои оргазмы и порку.

Он провожает меня до маршрутки.

Еще по дороге к ней я четко осознаю, что – да, последняя.

Наверное. еще раньше. когда плеть без радости гуляет по моему телу.

Наверное, еще раньше – когда я час жду его на остановке, а Он не торопится ко мне…

Но мы прощаемся как обычно и больше Он не звонит мне.

\ Я по нескольку раз в день открываю аську и вижу напротив его имени зеленый цветок. Но ничего не пишу – о чем писать? О моих чувствах? Он знает о них… Он ничего не делает, я Ему больше не нужна…

Иногда какие-то мысли забираются в голову и я радостно гружу Его ими, он отвечает – не сразу, с отсрочкой и односложно, но я все равно с радостью жду его слов. однажды я опять выношу ему мозг в аське и, когда открываю ее в очередной раз, вижу – цветок красный… Дальше он всегда оставался красным, хотя я с надеждой смотрела на него еще пару месяцев, а потом удалила… Что еще ждать?

“я ухожу, ухожу красиво…”

Я сижу на работе, я долблю пальцами в клавиатуру, в аську. Я что-то пишу, и получаю в ответ ” я никого не держу”… Телефон выпадает из моих рук на стол, слезы потоком катятся из глаз. Я плачу и уже не могу себя сдержать.

– Оля. что с тобой? Ты плачешь, что ли?

Ухожу в туалет, всласть наревется.

Потом рассказываю о любовных страданиях теткам, меня жалеют, охают-ахают и старательно утешают. Естественно, о самом интересном я умалчиваю – не хватало мне еще клейма ”

извращенка” в нашей уютной гос конторе, где сосуществует в уютный клубок ядовитых змей женского пола, от 23 до 75 лет 🙂

Дальше – потянулось время, как-то шло себе, работа, дом, ребенок, рыданья – ну куда же без них :0) . тренировки на велосипеде, диета – не буду же сейчас бросать то, что так хорошо пошло, в чем уже виден результат .

Через пару недель стала шерстить сайт, переписываться с людьми, кто-то приглашал на свидания, но как их выбрать? Их так много, по 10 новых писем в день приходит, в письмах все такие зайки и лапочки, высылают фотки, я им в ответ шлю ту, единственную, которая у

меня была. Но с тех пор я уже начала сильно меняться, стоило бы разжиться новыми фотографиями.

Вася, просто Вася. он мне нравится на фото, красивый, просто красивый, мы переписываемся и даже собираемся вылезти попить где-то вместе кофе, но он не подтверждает в нужный день встречу и я тоже не настаиваю, зачем?

Во-первых, я еще типа влюблена…

Во-вторых, мы – птички гордые, ни за кем не бегаем… ( да-да-да, исключения есть, поверьте мне)

Наконец, пишет некий Мутный Тип. Его имени я не запомнила, но он и не стоит того, чтобы запоминать его имя, 🙂

У дома праздник, гости, Тип настойчив и вот прямо сейчас зовет на свидание, потому что ” он так чувствует”, Смотрю его фотку – отвращения не вызывает, можно попробовать…. в омут с головой… ( если б я тогда могла предположить, что эта фотка как минимум десятилетней свежести :))) )

Может, я перепила шампанского тогда, может, в голову ударила женская глупость, кто ее знает, может – любопытство, может – авантюризм, сейчас уже сложно вспомнить. Я быстро собираюсь и под каким-то надуманным предлогом сваливаю на Волю….

Все последующие пол-года эти побеги из дома на свидания и сессии были для меня исключительно побегами на волю, до тех пор, пока…. Но нет. не будем забегать вперед :)))

Приезжаю в Пик, на Сенную . Он говорит, что будет ждать меня в кофе-хаусе, внизу. У меня еще есть время, я решила прогуляться.

Я поднимаюсь вверх по лестнице – помните, там. в Пике есть такая роскошная лестница, идущая из кофе-хауса на второй этаж? Вот по ней, самой, иду, вся такая из себя красивая, в ботиночках с меховой опушкой, в длинной юбке с воланом, изящно ( ну мне так казалось) приподнимая ее над ступенями, чтобы не наступить, и вдруг замечаю идущего мне на встречу парня. Он спускается вниз – элегантный костюм, модная небритость, темная щетина – и при ней светлые, ну просто синие глазаааааа…. 🙂 Он поправляет одной рукой манжету – видите, как я все четко запомнила, в внешность Мутного Типа скрыта в тумане, и внезапно наши глаза встречаются… Он смотрит на меня – такой властный, такой элегантный, такой красивый, что я -ах – неожиданно для себя опускаю глаза в пол и прохожу мимо… Я – ну да, та самая – гордая – покорно опускаю в пол глаза и скромно прохожу мимо… Кааак же я в тот миг ждала, что он окликнет меня, что он окажется тем, с кем я жду встречи, но реальность редко соответствует нашим ожиданиям 🙂

Какое-то время я еще высматриваю его в зале, но больше не вижу .

Звонит телефон, это он. мой нынешний претендент.

Я отвечаю, я честно хожу по залу и пытаюсь его высмотреть – не вижу…. если Воланда я увидела так сразу. словно пробила молния до костей, то Типа не могу найти до тех пор, пока он не появляется из-за колоны и не машет мне ручкой…

Я даже не верю своим глазам. насколько он не похож на свою фотографию. Мелкий. морщинистый, больше ничего не запомнила, увы…

сажусь за столик, подальше от него, долго пялюсь в меню… Тупо соображаю, как бы вежливо свалить отсюда… Но опыта хождения на свидания у меня не было и я не придумываю как выкрутится из ситуации.

Мы пьем кофе.

Мы пытаемся разговаривать.

сначала он что-то рассказывает о себе – где-то преподает, есть взрослый сын, потом скисает и уже выдавливает что-то совсем скучное.

Я вежливо слушаю. Я еще не умею отшивать идиотов.

Он снова и снова заказывает себе воду и вот перед ним уже с десяток пустых бутылок.

Наконец, кофе допит и я догадываюсь сказать. что мне пора и все такое…

Мы расстаемся. Я замечаю, как он пялится на меня, на мою грудь в частности.

мне это странно, но я молчу.

Потом он опять пишет мне – на сайте, о да, он опытный Хозяин, он с удовольствием похозяйствует мною… Но слово Хозяин и слово Воланд для меня на тот момент аналоги, естественно, я провожу параллели между тем, что было с Воландом и того же ожидаю от Мутного Типа…

Даю ему свою аську, пару дней мы вежливо общаемся. Он расспрашивает о том, что мне нравится – я уже немного разбираюсь в себе, могу что-то сформулировать, порку там люблю, принуждение…

Еще через день пишет, что завтра он снимет квартиру и готов меня там подоминякать . Естественно, это было какое-то другое и вежливое слово, но суть действий свелась именно к этому.

И я иду такая вся в дольче габбана…

Адрес я нахожу по навигатору. внутри меня все сладко сосет в предвкушении – Хозяин, сессия. порка…. Весна, солнце, надежда…

Старый дом на петроградке, звоню в домофон как велено. Дверь открывается. 5 этаж, лифт в железной клтеке… Поднимаюсь на самый верх, он встречает меня у открытой двери квартиры. С любопытством захожу во-внутрь…

Прямо с порога, не дав раздеться, он нацепляет мне на шею веревку, которую объявляет ” временным ошейником, который на следующей встрече станет постоянным”, и дальше водит меня по всей квартире как козу на привязи.

Я удивлена, больше ничего.

В гостиной он приказывает встать на колени и тычет мне в лицо свой унылый стручок.

В полном изумлении и таком же полном бесчувствии я отсасываю у него, выплевываю на пол сперму… Он велит вытереть пол, кидает одно из сложенных полотенец, которое достает из шкафа.

Вытираю.

Жду.

Мне жарко. я сняла бы свитер…

Он что-то мне говорит, наверное о том, какой он классный Хозяин и как заботится о своих нижних.

Я стою на коленях. чего-то ожидаю.

наконец, он приказывает мне раздеться.

Я все жду – когда сессия-то начнется? Когда – горячие руки, страсть, дерзкие глаза, грубая сила, железная воля, тихие приказы, жаркие пощечины, наслаждение, боль, туман, улет…

Нет ничего вообще.

Ничего во мне не шевелится.

разденься, встань, ляг, покажи, растопырь…

механически выполняю приказ.

Где сессия-то?

Идем в другую комнату, там он ставит посреди нее стол, стелет одеяло и велит мне лечь. Я подчиняюсь, я еще чего-то жду, на что-то надеюсь… Он долго приматывает меня к столу за руки и за ноги бельевыми веревками, знаете, беленькими такими, в хозяйственных магазинах продаются… Берет стек и тупо лупит меня им по заду. Раз, другой, десятый… Мне уже больно, я прошу прекратить… Он сует мне в губы свою руку, типа – целуй. Я раздражена, мне неприятно, я кусаю его за руку.

– за это ты будешь наказана, 10 ударов, считай.

Я их считаю.

Он снова сует мне свою руку – целуй – я снова кусаю его…

Он в изумлении, размышляет. Потом говорит, что накажет меня за эту выходку в другой раз.

Отвязывает меня от стола и, видимо, собираясь доставить невыносимое наслаждение, засовывает в задницу китайский розовый пластмассовый вибратор на батарейке. Он так внутри гудит и копошится, вызывая зуд и желание почесаться…

Этот абсурд продолжается еще может быть с час, иногда он зачем-то засовывает меня в ванную и поливает из душа. иногда шлепает по жопе. продолжая тягать за собой на веревке… наконец. приводит в спальню и велит вылизать его ноги.

Я выпрямляюсь и отчетливо отказываюсь это делать.

Ну да, так громко и внятно говорю, что делать этого не буду.

Ситуация начинает мне надоедать и я уже приняла решение все прекратить. наверное, я даже ее затянула, мне было любопытно, чем все закончится. что будет дальше и вообще…

Он приказывает застелить кровать бельем, видимо решив, что я раздело с ним отдых от плодотворной и утомительной сессии.

Я молча застилаю кровать, молча прохожу в гостиную

– я что разрешал тебе уходить? – орет от двери.

Я молча начинаю одевается.

Он стоит и смотрит на меня.

– я что, развешал тебе одеться?

что-то еще говорит, пытаясь сохранить иллюзию контроля над ситуацией. но я так зла, что еще минута и стек окажется в моей руке и пойдет на его задницу.

Ни говоря ни слова, я прохожу в прихожую, обуваюсь, одеваю куртку.

-откройте мне дверь .

Молча открывает и выпускает из квартиры.

Я еще боюсь, что он начнет удерживать меня, или не откроет дверь или еще какую-то гадость сделает, но видимо моя твердость вкупе с раздраженным выражением лица делает свое дело и он не возражает.

Я сбегаю по лестнице вниз, добегаю до метро, спускаюсь по эскалатору – и вот тут-то меня накрывает по-полной….

Я рыдаю как безумная, я не могу остановится, я почти ничего не вижу от слез, и только грохот поездов заглушает мои рыдания…

Я шарю дрожащими руками в сумке. достаю телефон и набивай Воланду в аське – как же мне плохо….

Он отзывается мгновенно – что случилось?

В двух словах я обрисовываю ситуацию – пришла на сессию, а меня отымели и я ушла…

Не помню, чем Он утешает меня, он всегда умел утешить плачущих девушек 🙂

Проходит 5 или 6 поездов, толпа сменяет толпу, прежде чем я прихожу в чувство, успокаиваюсь и еду домой…

Плохой опыт – это тоже опыт.

” я же говорил тебе, если есть хоть малейшее сомнение, не ходи на сессию! ” – пишет Воланд.

Да, я понимаю…

Я думала все равно будет как с Ним.

Не было.

Ни разу больше ТАК – не было. Было хуже, больнее, эмоциональнее, было – интересно, полезно, весело, было по-всякому, но не было – так же.

И я набралась опыта. поняла, что именно ищу, вернее – кого именно, прошло пол-года и я

перестала искать Воланда, нет, не забыла, разочаровалась… Выбрала свой Путь и пытаюсь его придерживается.

не знаю, есть ли смысл описывать все тогдашние поиски, людей. чьи лица я не запомнила, еще пара сессий, которые не произвели никакого впечатления, будет ли это кому-то интересно?

Тогда почти целый месяц я даже ухитрялась кормить одного вирта. пока он не достал меня своим враньем.

Наверное. я упомяну о другом: тогда в конце апреля, я впервые начала переписывается с Тором ( но тогда общение не сложилось, сейчас, впрочем, тоже все непонятно), познакомилась по переписке с Алексом ( обожаю-обожаю до сих пор ) и тогда же я впервые обменялась письмами с Господином Садистом.

О, эта одиозная личность стоит того, чтобы о ней рассказывать долго, внимательно и подробно, у него я научилась любить и ненавидеть боль, это с ним я едва не спилась, это с ним я скатывалась в полный мрак безумия, болезненной созависимости, моральной деградации и после него еще пару месяцев приходила в чувство. Меня спас тогда Серый Волк, я схватилась за него как за последнею надежду остается на этой стороне разума, я приходила к нему на встречи, стиснув зубы, как к стоматологу, потому что надо так надо, надо было выжигать Господина Садиста каленым железом из моего сердца и моей души, избавляется от его болезненной власти надо мной… К Серому Волку со временем я прониклась глубоким уважением и привязанностью, за его постоянство, внимательность, разумность – он многое смог прояснить мне о себе самой – и почти что влюбилась, хотя клялась себе и давала зарок оставить в покое все эти женские глупости 🙂

Давайте перейдем сразу к маю, ок? 🙂

май 2011г.

а за окошком месяц май, месяц май, месяц май 🙂

Май вскружил мне голову, весь май, от первого до последнего дня пролетел на одном дыхании, на одном эндорфиновом кайфе, в безумно- голубом небе, в слепящем солнце, в цветущих нарциссах, сирени, черемухе, в тюльпанах на городских клумбах, тогда, в 19 лет, впервые влюбившись, я не была так безоглядно, безудержно, непрерывно счастлива, каждый день, с утра и до самой ночи.

Я тогда стабильно переписывалась с Садистом. он совсем недавно приехал в Питер откуда-то с юга. из-под Ростова ( ах. как меня сразу сразил его южный выговор. как сразу вспоминался развеселый отпуск на Черном море), и каждый день болтала в аське с Алексом .

Нет, сначала про Алекса.

Я не видела его в живую, он скинул мне на почту свою фотку в обмен на мою – я плохо его там рассмотрела, он чему-то смеялся, так открыто и откровенно, что я сразу прониклась к нему симпатией. Почти сразу, с первых дней переписки он стал рассказывать мне байки из своего прошлого опыта, искренне и смешно и – что самое важное было на тот момент – стал задавать

вопросы по сути и сразу в цель. Я быстро привыкла к нему и отвечала тоже совершенно искренне, пока не поняла, что доверяю настолько, что вобщем-то даже не прочь … нет, не увидеть его живьем, а покуролесить 🙂

Воланд приучил меня к своей Теме – на адреналине. на пике эмоций, отчего моя буйная фантазия иногда подбрасывала мне забавные идеи. и вот одну и этих идей я решилась воплотить.

В шкафу стоит пустой флакон из-под фурацилина, такой стеклянный, на 200 миллилитров, я давно положила глаз на его обтекаемую форму 🙂 И вот сегодня совпадает куча разнообразных факторов – во-первых, я кабинете одна ( запираю дверь на ключ), во-вторых, Алекс. с которым мы болтаем уже достаточно откровенно. предлагает сфоткать ему что-нибудь ” развратное” и прислать ему – предлагает это снова, в третьих, я нахожу в тумбочке бутылку с остатками геля для узи…

тщательно мою под краном флакончик – какой гладенький. просто прелесть, мои ручонки предательски дрожат. но от предвкушения безобразия все сладко замирает внутри и щекочет где-то в горле 🙂 Потом мажу ему горлышко гелем. хорошенько. погуще надо, но чтобы и из рук не выскальзывал … 🙂 включаю на мобильнике камеру, кое-как прилаживаюсь под окошком в самой светлой части кабинета и начинаю медленно вводить флакончик в анус, снимая процесс на камеру….. 🙂

К слову говоря. такие идеи – снять порнушку и выслать на почту – это идеи Воланда. я послала ему несколько порнофильмов, включая мой рекорд по введению в анус двойного фалоимитатора и тренировку минетов на нем же .

Ввиду неподготовленной задницы для внедрения. флакончик входит только на треть, не более, дальше наступает тупик . Еще какое-то время я снимаю процес туда-сюда, потом -общий вид кабинета, чтобы и сомнений не было, что я забавляюсь на своем рабочем месте и отсылаю фильм на почту Алексу.

Алекс в восторге.

Ему нравится моя развратность.

Еще пол-года он при встрече вспоминал, какая я развратница и чем занимаюсь на работе, да еще рассказывал об этом всем присутствующим 🙂 Окружающие сдержанно хвалили 🙂

Я судорожно мою флакон под краном. потом сую его обратно в шкаф. Я вся перемазана гелем, меня рвет на части безумный гогот, меня прет от выходки. но мне не с кем разделить свое торжество.

В дверь стучат, дергают за ручку. я едва успеваю натянуть на рожу приличное выражение, открываю. На пороге девушка из кабинета напротив.

– ты че тут запираешься?

Я еще даже не отдышалась, как я могу ей отвечать? Все внутри меня клокочет, помимо моей води пробивается ржачь.

Я вру что-то . даже не помню, насколько вразумительное, она в недоумении уходит.

День прожит не зря, я считаю:)))

Алекс настойчиво уговаривает немедленно приехать к нему в офис. Он не может встречаться никогда. кроме как в рабочее время. Но его офис находится на другом краю города, это полтора часа общественным транспортом…

Я долго и подробно расспрашиваю его о Тематическом опыте, ( я все умею! ), потом быстро вставляет еще пару баек о бывших, но не еду – пока доеду, у него закончится рабочий день и охрана всех выгонит.

Я разочарована, он уже заочно нравится мне. Тоже – своей искренностью и честностью, а это дорогого стоит.

….

Первый раз я встретилась с Господином Садистом как раз 1 мая, и сразу перешли к сессии…

Я знаю, что это была только моя ошибка, я должна была сначала общаться на нейтральной территории, но во-первых, он звал в офис, там попить кофе и, если не сложится, я встаю и ухожу. а во-вторых, солнце. знаете ли, ударило в голову. очень хотелось адреналина 🙂 Мы болтали в аське каждый день. он звонил мне каждый день и меня просто сводил с ума его южный выговор 🙂 Чем-то цеплял его голос, его манера речи, даже фразы он строил не так, как я привыкла в Питере. было что-то … очень притягательное….

Я сейчас знаю, что….

Хищник включил приманку и я на нее клюнула.

Через месяц он вонзит в меня клыки, а через два крепко ухватит стальными челюстями.

Но тогда я ничего этого не знала, я, наврав что-то привычное мужу, нарядившись в любимую юбку до пола с воланом и светло-розовую куртку, ехала на первую встречу на Чернышевскую. Ехала в праздничный, залитый слепящим солнцем, город, украшенный флагами, отмытый от зимней серой грязи, и уже сейчас, поутру на улицах собирались праздношатающиеся Питерцы, медленно вылезающие из своих зимних берлог погреться на первом весеннем солнышке. Настроение было восторженно- приподнятое, я ждала нового и радовалась вместе с моим городом.

Помню, что увидела его сразу, напротив выхода их метро – он стоял, сложив руки, в которых держал большой полиэтиленовый пакет. На нем была светлая куртка. светлые брюки и футболка, темные очки. И еще – обалденная улыбка. Широкая, искренняя и живая. Огромная. как у мики-мауса, до самых ушей 🙂 Только глаза… какие-то … странные…

Сначала он улыбался часто. почти всегда и я очень радовалась этой огромной улыбке. потом все реже и реже а к августу перестал совсем. …

– какая ты … с претензией. – приветствует он меня, окинув взглядом с головы до ног.

Я так же до ушей улыбаюсь, мне совсем не страшно, внутри меня бушует праздник, весна и Питер.

– ну. пойдем – он подставляет мне руку, но я еще не решаюсь взять его за руку, я просто топаю рядом, я непрерывно болтаю – от нервяка -, я пытаюсь заглушить страх – разговорами, он так же легко смеется со мной, шутит, очаровывает и вот, уже в районе Литейного я беру его под руку и уже почти ничего не боюсь.

Солнце еще утреннее, низкое, тени глубокие и темно-синие, почти черные, в узких улицах солнце еще не добирается до земли и там прохладно, решетки отбрасывают густые ледяные тени, Фурштатская. на которую мы сворачиваем, совсем темная, а в подворотнях стоит мрак…

заворачиваем в какой-то двор. подходим к подвальчику. забранному железной дверью…

Ах, сколько в этом подвальчике мне предстоит испытать наслаждения и боли, как я полюблю его красные кирпичные стены, сколько страха и кайфа одновременно они будут будить в моей душе! Даже запах этого подвальчика я помню до сих пор :)))

Он открывает дверь и я, в ужасе понимаю, что, если дверь запереть изнутри, то выйти из него я уже не смогу, а толстые стены надежно защищает улицу от моих криков…

Я отказываюсь туда идти, артачусь.

Он обещает не запирать дверь, я проверяю десять раз, что дверь не заперта, выход на улицу свободен….

Подвальчик-офис, из 2 помещений и туалета, обычный мальчишечий офис, главная деталь которого – огромный коричневый кожаный диван ( даааа, с ним тоже многое будет связано) . на краешек которого я робко соглашаюсь присесть, бросив куртку на какой-то стол.

Сейчас. описывая все это, я сразу вспоминаю все цвета и запахи подвальчика, они нахлынули на меня лавиной, я вспоминаю, как стала любить это ковролин, на коленях по которому ползала, эти коричневые столы, на которых лежала, связанная, этот диван, на котором и

смеялась. и рыдала, как привыкла приходить туда, за болью и лаской. за счастьем…

В пакете оказывается шампанское, он открывает его, разливает по пластиковым стаканчикам, пьем и болтаем. Он говорит, что запустит на компе таймер и через 30 минут я должна буду решить, ухожу или остаюсь.

Но коварное шампанское уже делает свое дело, оно уже кружит мою голову. лишает меня разума, мы смеемся и болтаем и, когда истекает время, оказывается, что повода уйти как-то не находится 🙂

– нут, тогда значит, ты остаешься. – говорит он и снимает с моей шеи бусы…

и я… я остаюсь… почти на пол-года…

Единственное, что я помню из той сессии – это как в самом ее начале он прикрепляет к моей груди красные бельевые прищепки и как они сразу будят своей болью во мне похоть и я теку сразу. как сука, и он это просекает и заставляет меня кончать от своих рук… Помню, как, изголодавшись по ласке, я забываю все свои страхи и вот уже сижу в его ногах, совсем голая и он поит меня шампанским из своих рук, как мы смеемся все время, помню, как крепко-крепко он обнимает меня – о.да, эти горячие-горячие и такие сильные руки – они вернулись ко мне!!! – как гладит и гладит все тело, как оно наливается жаром и страстью, как я уже признательна ему и благодарна за все…

– а сейчас тебя попорем, ложись на диван.

я с радостной готовностью ложусь, облокачиваюсь на ручку дивана, и он достает из своего пакета красно-черный узорчатый хлыст… Спустя несколько недель. как я стала боятся и ненавидеть этот хлыст :(((

Но сначала – нет, сначала я лежу поперек его колен и он щедро шлепает меня по заду своей огромной рукой, так. что уже весь зад горит, сладко и больно, и я визжу, и смеюсь, и мне хорошо в крепких и надежных руках, и мне весело и я уже пьяная и….

Только порет он очень больно. больнее, чем мне нравится. но я согласна терпеть, потому что все остальное – оно такое сладкое, и его руки умеют сделать приятное, и я со всем своим умением радую его минетами, и мы несколько часов проводим безумно приятно… От страха уже нет следа, мне хорошо, сука насыщается…

Потом мы вылезаем погулять. на улице май, праздник и солнце, мы идем на набережную – и дальше на какое-то время реальность полностью выпадает, я помню только, что солнце ярко светит прямо в глаза и никакие очки не спасают, я вижу только это слепящее белое пятно. оно колоссально, оно заполнило весь мир, и мне безумно весело. я хохочу как безумная, как висну на его руке, и только эта твердая рука удерживает меня в реальности… Шампанское и эндорфины – адский коктейль, в котором я прожила с Господином Садистом пол-года, пьяного безумного счастья…

Вокруг уплотняется праздничная толпа, минуем Летний сад, я спотыкаюсь, едва не падаю, хохочу – хохочу почти всю дорогу до Эрмитажа, но он так надежно и крепко держит меня, что все остальное мне становится неважно …

Что тогда было еще ?

Гуляли, пили шампанское из горлышка бутылки, целовались как дети на каждом перекрестке, обнимались – крепко-крепко, до жара в теле, дошли до Дворцовой, обнимались, смеялись и гуляли там, как вырвавшиеся на свободу из черной зимней спячки, потом, уже трезвели, когда солнце стало клонится к закату и тени стали длинными и холодными. Мы дошли до Марсова поля. мне очень хотелось повалятся там, на траве. отдохнуть, ноги гудели, но он твердо тащил меня к себе в логовище, в подвальчик. нас еще ждали порки и трах.

– а что для вас – Тема? в чем ваш кайф? – расспрашивала я .- в моей боли?

– в твоем кайфе, мне не в кайф, если тебе не нравится, мне надо, чтобы ты получала удовольствие от моей порки… просто однажды приходишь к пониманию, что удовольствие

девушки – оно гораздо сильнее твоего собственного и вот это этого больше кайфа…

Звучало приятно, согласитесь .

– а теперь знаешь, что мы сделаем? Ты вот встанешь сюда, расстегнешь свою блузку и я тебя сфоткаю на память.

Идея мне нравится, голая, на Марсовом поле, сиськами на фоне монументов – мне, конечно, не 18. но в 18 я была слишком Хорошая Девочка чтобы так поступать, приходилось наверстывать сейчас.

И я встаю, расстегнув блузку и он фоткает меня . и мы опять гогочем и идем назад, в подвальчик, трахатся, пить и пороться. ..

Расстаемся только совсем вечером, он провожает меня до метро и я еду домой. шатаясь от усталости …

А дома – что?

Дома – муж, лицом в компьютер, он даже не поворачивает головы. когда я вхожу.

Я молча иду в душ, потом ложусь спать. На вопрос – где ты была – отвечаю – гуляла. вопросов ко мне больше нет… Их еще долго не будет. еще пол-года. зато потом зададут их все и сразу. И мне придется ответить…

Один из печальных выводов, который я сделала за прошедший год – это то, что нижние девушки для Верхних – это не более, чем расходный материал, игрушки, которые они потребляют для реализации своих желаний, для своих жестоких экспериментов, часто Верхи даже не запоминают их лиц и имен. Верх – это хищник, низ жертва и отношения строятся именно в таком плане…

Плохо или хорошо – это другой вопрос, но на мой взгляд закон хищник-жертва он более логичен и вписывается в законы природы, если это понять. можно понять. как правильно строить отношения со своим Хищником.

Через пару дней посреди ночи раздается телефонный звонок.

Нашариваю телефон на подоконнике, это он, Господин Садист. Я удивлена – зачем звонить мне ночью, если в это время я гарантировано сплю?

– алло?

Он меня хочет – сейчас и немедленно и я должна стать его, потому что иначе… иначе… « ты же не хочешь однажды оказаться в канаве, с выколотыми глазками и переломанными ногами?»

ибаааааааать…..

Нарвалась на неадеквата, на маньяка, черт меня возьми :(((

В ужасе бросаю трубку.

Звонок.

Опять он.

Отказываю в вызове.

Звонок.

Рядом спит муж. если что…

Сбрасываю вызов и отключаю телефон. Утром на нем 25 входящих от Господина Садиста.

Он звонит мне целую неделю, пишет в аське, он уверяет меня. что это была неудачная шутка. что он никогда и все такое… Он уговаривает меня целую неделю и я опять ведусь на его голос – с протяжной южной ленцой, с мягким выговором – и 9 мая в короткой до неприличия, пышной и раздуваемой каждым порывам ветра юбке, я еду на Чернышевскую.

Просто мне очень-очень надо заполнить черную дыру в душе…

Любой ценой.

Если б тогда я была немного опытнее, все эти сигналы насторожили б меня – ночные звонки,

требование буквально со 2 встречи – одеть его ошейник, проскальзывающие иногда в слух болезненные фантазии – я хотел сделать у себя на огороде бетонный бункер и держать там рабынек, любовь к наказаниям без стоп-слова. причинение боли на грани моего терпения и за гранью его. стремление сделать как можно больнее. словно проверяя меня на прочность…

Если б я тогда прислушалась к Алексу – это неадекват, не связывайся с ним, в ответ на мою жалобу о синей от порки жопе, если б на тот момент у меня была другая альтернатива – сколького можно было бы избежать…

9 мая сегодня. Праздничный город. Этот праздник смешивается с праздником в моей душе, с полусладким шампанским, с шоколадными конфетами, с эндорфинами через край…

Много позже, зная, сколько боли меня ожидает впереди, и пощады – кричи- не кричи. не будет – я напивалась этим шампанским до полной бесчувственности, до рвоты, чтобы поскорее проскочить боль и ворваться в свой эндорфиновый кайф…. Я неделями ходила с располосованной до синевы жопой, я изводила тюбиками троксевазин – он не помогает от синяков, уверяю вас, – но я крепко сидела на его психологическом крючке и не рыпалась бы, если б он сам не допускал ошибку за ошибкой… и вторая случилась 9 мая. во вторую встречу.

Я уже натрахана и напорота, я лежу на диване, страраясь отдышатся, и вдруг он достает медицинскую иголку.

– я проколю тебе сейчас сосочек, ну ты же знаешь, как я люблю твои сисечки…

от ужаса я подпрыгиваю на диване. Мои сиськи съеживаются и втягиваются внутрь от одной мысли, что их ожидает впереди.

– нет. – ору я, – нет, я не хочу, я против…

Я сейчас не помню, был ли у нас какой-то уговор о стоп-слове, но за весь свой годовой опыт я не пользовалась им ни разу, с Садистом – потому что он просто ломал меня болью и любое дальнейшее сопротивление был бессмысленно, с другими тематиками – потому что они ни разу не доводили ситуации до необходимости его использования…

Он уговаривает меня, давит, он садится рядом огромной глыбой, я даже дернутся не могу из-под его туши. я только могу орать – от боли и страха – нет!!!! я против!!!! нельзя делать против моего желания, нельзя!!!! Но сосок уже оттянут и проколот одной иглой… Дальше я боюсь дергаться. чтобы он что-нибудь не повредил, я решаюсь терпеть, потому что выхода у меня больше нет, я загнала в угол … Я зажмуриваю глаза, чтобы не видеть этого, мне безумно страшно. я боюсь и боли и этого человека, который с такой легкостью себе в угоду ломает мое сопротивление…

Быстрый прокол – я ору, вторая иголка перекрещивается с первой, не успеваю вдохнуть. как сосок прокалывает третья.

Теперь он хочет воткнуть еще одну, прямо в центр соска. но я так ору и бьюсь. что он отпускает меня и довольно любуется на результат.

Боли уже нет, слегка тянет на местах проколов.

Позже он часто втыкал мне иголки в соски. прямо в самый их центр и капли крови стекали по груди, маленькие красные капли, главное на свете подтверждение доверия и покорности…

Однажды он ухитрился воткнуть мне в соски иголки, когда я сидела на унитазе и мы там вместе смеялись, пьяные и довольные своей выходкой…

Но в тот день внутри меня встал большой напряг, я тогда поняла, что не могу доверять ему полностью, что я могу быть только покорной его желаниям, потому что любое мое « нет» может быть сломано против моей воли. И вот это отсутствие полного доверия часто мешало мне в отношениях с Садистом, я не могла расслабится и положится на его волю, я постоянно пыталась контролировать ситуацию снизу, это глупо и бессмысленно изначально. не дает мне расслабится и получить удовольствие… Я стала его боятся, а страх и отсутствие доверия – плохая почва для бдсм-отношений…. Никого и никогда я не боялась так. как Господина

Садиста, но тем не менее, снова и снова шла к нему на сессии, крепко сидящая на его ядовитом крючке…

Не знаю, чем он сумел меня подчинить, он все время был не просто рядом. а в моей голове, часами трындел в аське, звонил бесчисленное количество раз в день, у меня не оставалось времени и сил уже ни на что другое, он поглотил меня, всосал как удав кролика и не спеша переваривал…

Я была его Жертвой.

За сессию, которая длилась от 8 до 12 часов в день, с перерывами на погулять за едой и съесть ее, он выматывал меня полностью, истощал физически и морально, меня потом по 3 дня трясла нервная трясучка и уже спустя месяц я под любыми предлогами отказывалась приезжать к нему чаще раза в 2 недели, большего я не выдерживала. Практически после каждое сессии у меня наступал полный упадок сил и опустошение, мне надо было время придти в себя. той многодневной эйфории как с Воландом не было ни разу, только эмоциональное истощение и депрессия…

Остальное время между встречами он сидел в аське и моей голове.

..

похотливая зверушка внутри меня насытилась и хочет спать. Я сижу в его ногах, положив на колени голову. Мне хорошо, я на Своем месте ) Одинокие удары по нежной, ничем не защищенной коже промежности, все сильнее, меняется ремень на стек. усиливается ощущение, я не протестую, только вздрагиваю от каждого шлепка… О, это сладкое чувство – отдать себя в сильные руки и позволить себе ни о чем не думать…

Его рука сжимает мне шею – от наслаждения щекочет позвоночник, мысль, не облеченная в слова – Ты – моя!!!! – Я – Твоя!!!-хочу-Люблю, Хочу-мучаю!!! – Хочешь-Люби, Хочешь- Мучай!!!

” я с вызовом ношу его кольцо, да, в вечности Жена, не на бумаге… ” Я с вызовом -ношу его любовь и его боль, красные полосы на коже как знаки отличия.

Для меня огромное значение имеют запахи, я чувствую их очень сильно, именно запах Верха оказывает в результате решающую роль в моем выборе.

И запах Господина Садиста оказался настолько притягательным для моей суки. что я решаю остаться…

Мы выползаем из подвала на яркое майские солнце, мы – покойники, сбежавшие из склепа на чужой праздник жизни, мы – извращенцы, с надранной задницей и проколотой сиськой, мы – пьяные влюбленные идиоты, я висну на его руке и смеюсь, он тащит меня на солнечный свет набережной.

Чем ближе к Дворцовой, тем больше народу, едва продираемся через веселую толпу, молодежь и туристы, ожидая салют. они занимают лучшие места на парапетах. мы тоже решили догулять до салюта, праздник накрывает с головой волной и тащит за собой в синее-синее море…

Он достает фотик. фоткаемся на каждом углу, он расстегивает мне блузку на груди и с сиськами наперевес я позирую то у решетки Летнего сада, то на фоне Петропавловки. то просто так, на фоне праздничной толпы …

Карусель раскручена и запущена, теперь только держатся крепко- крепко. закинув голову в синее небо и лететь, наслаждаясь и пугаясь, ведь не остановить ее не спрыгнуть с нее ты не можешь…

На Дворцовой ему приходит очередная идея для фото, он велит мне встать на фоне Коллоны, за спиной – бушующий праздник, и задрать юбку. Надо ли говорить о том, что под юбкой у

меня ничего нет? 🙂

Потом – с голыми сиськами на фоне парада, где-то у меня хранились эти фотографии, я смеюсь, ветер развевает мои волосы и мою юбку, я счастлива, как бывала счастлива только в 19. когда бушевали чувства и не было мне удержу…

Весь май запомнился одним непреходящим праздником, залитый солнцем, глупым и пьяным счастьем…

Мы сидим в Сабвее на Невском, мимо проходи парад старинной техники, мы заняли отличное место у окна и можем наблюдать за всем этим. Я вижу красивых девушек в старой военной форме. с красными накрашенными губами и красными бантами под пилотками. девушки улыбаются. они счастливы сами по себе своим простым счастьем и внезапно ощущаю, как же далека я от них всех, я, пьющая из одного стакана колу со своим садистом и они, чисто-радостные, без черных промоин в душе, без тугого и гнилостного осадка, о котором нельзя рассказать близким, о котором можно общается только с такими же как я… извращенцами.

Тот простой и бесхитростный мир кажется мне больше не интересным, я вступила на Темную сторону, она притягивает меня, пугает и сладостно манит…. искушает… Дарует наслаждение и боль…

Уже тогда в мае я стала замечать происходящие во мне психологические изменения, тогда мне еще приходилось задумывается, стоит ли подчинится приказу Верха или нет, сейчас это делается на автомате. Я уже знаю эти тихие и серьезные интонации, голос понижается и становится твердым. я не могу им противится, потому что может последовать наказание… Необязательно, физическая боль. Иногда мне достаточно осознавать, что мой Верх недоволен мною и это сильно портит мне настроение, я изо всех сил стараюсь загладить свою вину, Его улыбка для меня лучшая награда, Его благостное настроение тут же передается и мне… Он спокоен и расслаблен и я умиротворена у Его ног… ( именно с Топом у меня окончательно сформировалось такое отношение к Верху. именно с ним я научилась чуять нутром Его приказ и мгновенно исполнять. Его желания стали моими желаниями. При всем при этом он ни разу не наказал меня и не причинил боль. К счастью сказать, что это беспрекословное подчинение работает не часто, только в обществе Доминанта, не доминяки-мученика, а настоящего Доминанта, коих в мире не так много, как хотелось бы. )

Не помню точно, чем еще тогда мы занимались, 9 мая, в чудесный праздничный день. Следующее воспоминание – как мы стоим на мосту и ждем салют, небо белое, совсем светлое, вокруг только легкие сумерки, темнеет сейчас очень поздно. Уже прохладно, я мерзну в своей короткой юбочке. под которой ничего нет, кроме чулок, в тонкой летней куртке, но Садист обнимает меня, я чувствую жар его тела. его рук и мне с ним безопасно и спокойно…

Его отношение ко мне было « мое, хочу- люблю, хочу-мучаю», но он не умел играть на поощрении, чем дальше заходили отношения, тем больше недовольства я у него вызывала своим несовершенством, тем больше и чаще нуждалась в наказании и боли за гранью моего

терпения…

Он не умел созидать, своим образом жизни он разрушал сам себя, он тянул меня за собой, на дно своего душевного кошмара, не позволяя мне всплывать и отдышатся, он хотел подчинить мне полностью, опустить до своего уровня, он непрерывно внушал мне мысли о моей собственной ничтожности и делал бы это весьма успешно, если б я на тот момент моей жизни не научилась разбираться в этих примитивных способах манипуляции… Будь на моем месте незамужняя девушка, моложе меня лет на 10 – ей вряд ли удалось бы вырваться из его челюстей, она стала бы его абсолютно бесправной и сломленной рабыней. спивающийся следом за ним…

В тот вечер, когда мы шли по Невскому вслед за пьяной орущей толпой, его железный локоть сдавливал мою шею и не было в тот момент человека, более счастливого, чем я… Это странное, пьянящее чувство Принадлежности… как описать его другими словами? Иногда в русском языке мне не хватает прилагательных, чтобы точно описать все те ощущения, которые я испытываю, вступив на новую для меня дорогу отношений… как описать в 2-3 слова ту безумную гамму чувств, которая охватывает меня внезапно, если я ощущаю его тяжелую руку на своем теле? радость, страх, надежда на удовольствие…

Он очень много давал мне секса, он трахал меня так азартно и щедро, что я именно с ним научилась кончать по доброму десятку раз за день, с ним научилась течь как сука от тонкой и жгучей боли на поверхности кожи, с ним полюбила анальный секс и стала с удовольствием им заниматься, он же первый научил меня фистингу. ( об этом будет отдельно и подробно)

Отношения складывались тяжело, между нами жестко стоял различный культурный уровень, разные привычки раздражали ( вместо того, чтобы перекусить в какой-нибудь забегаловке, он покупал хлеб, майонез и колбасу и мы ели на лавочке в сквере, я чувствовала себя при этом очень неуютно )

Возможно, он по-своему любил меня, как любит Хищник свою Жертву, в его интересах чтобы Жертва как можно дольше оставалась живой и питала его своими эмоциями, он получал от меня такую обратку. которой кормился несколько месяцев и ни за что не расстался бы добровольно. Он потреблял меня и с каждой встречей ему было все мало – моих эмоций, моих слез, криков, смеха, счастья, радости. он заводил меня до самого моего предела и опустошал до дна…

Однажды, на следующий день после сессии, когда я вяло ковырялась в интернете. в весьма мрачном расположении духа ( я была вся разбита, тело ныло, что-то внутри меня вяло копошилось, мало похожее на удовольствие) он позвонил мне в аську по видеоконференции.

Я сидела на полу перед ноутом. который стоял на кровати.

Он сидел за столом, ужинал и пил водку.

Он приказал мне. чтобы я взяла фалоимитатор и принялась тут же развлекается с ним, пока он ест. чтобы его удовольствие было вдвойне.

Я отказалась.

Мне и без того было тоскливо на душе, чтобы я еще ублажала пьяного садиста.

Я выключила аську и комп.

Он тогда не настаивал и я поняла, что могу давать ему отпор, когда считаю, что его просьбы чрезмерны.

Но он часто звонил мне по аське по вечерам, да почти каждый вечер, наверное, я болтала с ним перед вебкой, но камера с его стороны с тех пор всегда была закрыта…

Иногда я была при этом одетой. иногда голой. показывала ему в камеру свои сиськи и зад, или что он там еще хотел видеть, но мой муж, который сидел в соседней комнате, так ни разу и не поинтересовался, чем я занимаюсь в одиночестве каждый вечер, ни разу не зашел в спальню, ни разу не проявил любопытства или внимания… Я ощущала себя абсолютно свободной и

ненужной. Но всех все устраивало.

Был разгар мая, я похудела почти на 5 кг и очень хотела красиво сфоткатся. Я искала на сайте тематического фотографа, хотелось что-то необычное и обязательно определенной направленности.

Я продолжала почти каждый день переписываться с Алексом. просто так, потому что с ним было приятно болтать, и он все-таки был… как бы сказать…. своим, Питерским. Мы говорили на одном языке и дышали одним воздухом. Иногда он предлагал приехать к нему в офис, но огромное расстояние сводило все желание на нет, я никак не успела бы к его закрытию, а в выходные и вечером не мог сам Алекс.

В один из дней позвонил Арсений – свадебный фотограф, которому я иногда ассистировала на съемках, предложил в субботу помочь на свадьбе в Пушкине. Погода стояла чудесная, теплая и солнечная, и я была очень рада его звонку и предложению.

Последний раз мы с ним виделись больше полугода назад, тогда я еще носила джинсы, кроссовки и бесформенные толстые свитера, которые придавали мне дополнительный объем вини-пуха. Я носила очки с толстыми стеклами, волосы в пучек и тоску на лице.

В этот раз я приехала к нему на съемку в плиссированной юбке, хитрых, купленных с немецкого сайта ботинках с острыми носками и металлическими пуговками, приталенном черном пальто и развевающимся шарфике.

Он не узнал меня. Обошел с лица, спросил – Ольга?

– ага, – рассмеялась я.

– Тебя совсем не узнать стало, ты такая… красивая.

мы сели в его машину, вагонообразный джип, в который надо забираться как в маршрутку по ступенькам, весь багажник его забит фотоприбамбасами.

– зря ты эту юбку одела, – говорит Арсений. – тебе в ней будет не удобно.

Я уверяю, что очень даже удобно. что я очень ловко умею бегать в длинной юбке со штативами в руках .

У меня явственно болит синяк на заднице, когда я сажусь на сидение.

Мы едем в Пушкин, у нас времени с запасом.

Квакает аська, у моего Садиста есть сомнения относительно того. как я провожу свой выходной и почему моей покорной задницы нет в его руках. Я уверяю его, что на фотосъемке, он недоволен, и весь день бомбит меня в аське сообщениями. Я иногда отвечаю. когда руки бывают свободны.

В тот день я внезапно замечаю, что непроизвольно занимаю по отношению к Арсению позицию снизу, во-первых, он мужчина, во-вторых, он отдает команды что и как делать и мне приходится его слушается. Дальше все идет по накатанной – я веду себя так, как привыкла вести в обществе своих Верхов – не спорю с ним, не задаю лишних вопросов, отвечаю когда меня спрашивают, наливаю ему чай из термоса, держу бутерброд. чтобы ему было удобно есть и вести машину. поддерживаю вежливую беседу, принимаю его точку зрения. держу свое мнение при себе, стараюсь ему угодить, сделать так. чтобы было максимально удобно и так далее… Ему несомненно приятно, ему нравится и мое внимание, и вежливая улыбка, и мое послушание . он весьма и весьма доволен, шутит и улыбается.

Тогда это случилось впервые, но в будущем я почти всегда и сразу занимаю такую позицию по отношению к мужчине. это дает мне много преимуществ. Часто управлять снизу удается гораздо проще, чем бычить и доказывать свою правоту.

Этот чудесный солнечный день конца мая. когда везде цвела сирень, мы фоткались под каждым цветущим кустом, у каждой клумбы белых нарциссов. на слепяще-зеленых лужайках с молодой травой, на узорчатых мостах Пушкинского парка, под его корявыми деревьями. по

стволам которых нежно расползалась фата невесты, гуляли по дорожкам – впереди Арсений, идет задом, снимая молодоженов, сбоку я, со штативом и вспышкой, подсвечивая невесте лицо.

Романтика ли дня, чудесная ли погода, совсем летнее солнце, отличное настроение – все это настраивает на игривый лад. Я хохочу над шутками Арсения, я с готовностью и послушанием меняю насадки, отражатели, я подпрыгиваю, чтобы держать рассеиватель над головой невесты, а не сбоку, как вынуждает меня мой рост, потом едва не сваливаюсь в канаву, пытаясь подсветить молодоженов снизу, из-под моста, наконец теряю один из отражателей и бегу вниз с холма, по тропинке, в надежде, что какая-нибудь развеселая собака не утащила его поиграть…

Весело всем. искренне и просто, и без шампанского хорошо, только оттого. что сегодня чудесный майский день. свадьба и сумасшедшие ароматы цветущих деревьев…

Господин Садист в аське напоминает о себе как паук, стерегущий добычу.

Настроение слегка меркнет, но я быстро набираю ему ответ до того, как молодожены устроятся под очередным деревом.

Я пишу. как мне хорошо, как я счастлива, как здорово сейчас на съемке, какие красивые молодожены… Видимо, мое настроение передается ему, он отвечает – « знаешь, котеныш, я сейчас понял, как сильно тебя люблю… Давай выходи за меня замуж»

Я хохочу. закинув голову в слепяще-синюю бездну неба, мир вращается вокруг меня зеленью травы и голубизной небес, и сиреневые лепестки неспешно кружатся в солнечном луче, куда я их швыряю, чтобы насладится их медленным полетом, пресытившись ароматом…

Картинки того счастливого дня до сих пор стоят перед моими глазами, как откровенно и светло я была тогда счастлива, и мне не нужно было для этого счастья ни шампанское, ни порка, ни секс…

Съемка заканчивалась, жених устал, невеста стоптала все ноги на каблуках. подружки тащили за ней бутылки, бутерброды и шлепки на смену. Гости были уже пьяны и веселы, они шумно требовали ехать в ресторан. у них кончалась выпивка и им становилось скучно.

Когда я снова забиралась в джип, Арсений, внимательно посмотревший на меня, вдруг сказал, улыбаясь :

– какая же ты красивая, хочешь замуж?

И я хохотала, мотая головой по спинке сиденья – «нет, нет не хочу, я же уже замужем 🙂 Ты второй, кто предлагает мне за сегодня выйти замуж :)»

– ну так решайся давай на что-нибудь – смеется он и мы едем дальше, снимать праздник в ресторане…

Мне дают ссылку на страницу тематического фотографа, в Контакте. Его зовут Никас, какое-то время мы разговариваем о съемке, я скидываю ему картинки с идеями, как я все это вижу. Выбираем дату съемки, потом я иду смотреть его страницу. Никас – мастер шибари. Фотосъемка – его хобби.

Что такое шибари и зачем все это нужно, я представляла себе довольно смутно. Оплетенные веревками девушки казались мне не более чем игрушками, на которых плетут макраме. парням не интересно плести макраме просто так, вот они и плетут его на живых девушках.

За пару дней до съемки я покупаю в магазине эротической одежды корсет – настоящий корсет со шнуровкой на спине и жесткими пластиковыми вставками, к нему – черные чулки. туфли у меня уже припасены ( но это какие-то ретро-туфли, в том году было можно носить обувь в стиле ретро) . к корсету идут чудовищной пошлости трусики, а ошейник я беру с собой тот, который подарил мне Воланд… Впервые за 2 месяца я беру его в руки. он все такой же. черный, с блестящими цепочками, мягкий изнутри. но сейчас это просто игрушка. деталь

костюма, ничего общего с Воландом его не объединяет…

Добираюсь до места съемки. Это квартал, застроенный чудовищного вида и чудовищной же ветхости хрущебами. Они плотно натыканы как солдаты в строю. между ними царит такой мрак, что даже трава не растет на газонах… Во дворах догнивают брошенные машины, асфальт весь в выбоинах и дырках. Поребрики местами выкорчеваны.

Мне уже уныло и страшно.

Я опять еду сама не знаю куда и зачем.

Нахожу нужный мне адрес, поднимаюсь в квартиру.

Студия – это квартира, одна из перегородок снесена, чтобы увеличить площадь, на окнах темные шторы, антикварная мебель – она не покупная. ею вполне активно пользуются. она просто пережила всех своих владельцев одного за другим…

Никас встречает меня. просит сильно не топать, потому что соседи ругаются.

Мы идем на кухню. он ставит чайник. Надо сначала познакомится. поболтать.

Я робею перед ним.

Он смотрит на меня с высоты своего роста, расспрашивает о себе, но немного и тактично.

Потом мы смотрим и обсуждаем фотки, что я хочу. и как. У меня есть свои идеи по свету. я делюсь с ним. Болтаем о фотосъемке. я немного расслабляюсь…

Я сама фотографирую и редко оказываюсь по ту сторону камеры. Чтобы расслабится, мне нужно время, по-этому меня пробивает на ржач и первые пол-часа съемки я просто смеюсь в камеру.

Пока Никас не берет в руки веревку…

Веревок у него как у скалолаза, несколько аккуратно смотанных мотков темно-бежевого цвета, они лежат на одном из кресел.

Берет веревку и медленно – медленно пропускает несколько витков поверх моей груди… Прямо поверх блузки сначала…

– тебе делали когда-нибудь раньше бондаж?

– делали . один раз, у меня тогда паника случилась…

– ну это бывает, ничего…

потом мои руки оказываются аккуратно заведены на спину и связаны.

я еще пытаюсь улыбаться и думать, что ситуация принадлежит мне…

но когда его руки быстро расстегивают пуговки на моей груди, а потом снимают лифчик, я понимаю, что теперь играю по его правилам и хихиканье как-то быстро сходит на нет…

Он отступает, делает несколько кадров, настраивает свет…

Это тоже был очень странный опыт, он полностью смог подчинить меня. ни разу не прикоснувшись руками, он ласкал мою кожу веревками, он поставил меня на колени и, запрокинув назад руки. жестко фиксировал их, потом отпускал. а я не решалась подняться без его разрешения… Мне очень хотелось тогда, чтобы веревки связали меня всю и остаться в таком положении на какое-то время, подумать о смысле жизни, но попросить об этом я не решилась, все-таки я пришла сюда фотографироватся…

Никас связывает мне кисти рук, натянув веревку так. что я вынуждена была стоять на цыпочках, обнаженная, беспомощная, делает еще с десяток кадров, потом достает из шкафа хлыст… Внутри меня закручивается сладостная буря, я предвкушаю, я смутно надеюсь, я жду… Хлыст дважды слегка касается моей спины, нет, не бьет, просто прикасается, совсем без размаха, но этого уже достаточно, чтобы я ощутила наливающуюся внутри меня сладостную похоть….

– Нииииииикас….. пожалуйста…. не надо…. я же живой человек, я все чувствую…

Он усмехается, убирает хлыст, снимает веревки.

Я сижу на полу в его ногах.

Добро пожаловать в моё Зазеркалье!

Комментарии

Добавить комментарий