Отношения сессионные. Общее время игры около двух часов. (Плюс время на дорогу, подготовку и выход. И того, весь день.)
Девушка хотела быть жертвой. Без какой-либо конкретики. В её головушке не было чёткой картины жертвенности, не было даже агрессора. Очень размытая, нечёткая потребность. Как же вывести себя из уравнения? Я выбрала дистанцию и ружьё.
Это была духовушка, стреляющая пластиковыми шариками. Никаких особенных деталей про ружьё не знаю. Просто пришла к сведущим людям, игрокам во всякие военные игры, описала задачу. Они по паре раз выстрелили в меня из разных своих устройств, и я выбрала то, что подходило для моих целей.
У них же купила кучу шариков, воздух для ружья и защитные очки. А щиток на грудь удалось раздобыть у фехтовальщиков.
С таким оснащением, аптечкой и большими планами мы отправились в лес.
Найти овраг было трудно, но мы проявили настойчивость. Я хотела отыскать местечко со множеством безличных, бездушных внешних факторов. Колючие кусты, крапива, ветки, всё, что можно использовать в лесу. Ещё одна часть уравнения в задаче “устранить агрессора, но оставить жертву”.
Девушке оставила только кроссовки, нацепила на неё очки и щиток, связала ей запястья верёвкой, закинула на плечо ружьё и поволокла свою жертву в лес.
Когда наши вещи скрылись из виду, а девушка слегка заволновалась, я отпустила верёвку и толкнула её в спину. По инерции она сделала несколько шагов вперёд, я же отступила в кусты.
Мы были ещё рядом. Так что когда я выстрелила ей в бедро, ощущения были весьма яркими. Девушка взвизгнула, подпрыгнула. Пользуясь её инстинктивной реакцией “бей или беги”, я тут же выстрелила снова, и ещё дважды. Инстинкты перевесили, полностью вырубив сознательную часть мозга, и она побежала.
Там, где мы начали, бежать было удобно. Это было плохо. Слишком быстро увеличивается разрыв, снижается боль от выстрелов, теряется стимул. К тому же, меня видно на открытом месте. А агрессора, как вы помните, надо убрать.
Так что я постаралась как можно быстрее загнать её в кусты, стреляя по ногам, чтобы сохранить безмозглое желание спасаться.
Как только моя жертва вылетела в растительность, движения её сразу замедлились. Ей приходилось преодолевать преграду спутанных ветвей. Гнать стало удобнее, целиться проще. Благодаря моей настойчивости и двум десяткам синяков жертва преодолела кусты и вылетела на край оврага.
Опасный момент!
Но не из-за падения, конечно. Там даже плашьмя упади, не убьёшься. Просто резкая перемена обстановки заставляет мозг включиться и искать преодоления новых трудностей. Нет уж! Никаких “минуточку подумать”! Выстрел в икру (чудом попала) придал жертве нужный стимул, и она бросилась в овраг.
Привет, крапива!
Дошло до неё не сразу. В горячке бегства первые ожоги были не ощутимы. Так что осознала она, когда была уже в середине зарослей. Бросилась было назад по просеке – получила серию выстрелов. Ломанулась вперёд – догналась крапивой.
Я не давала ей вылезти из оврага сколько могла. Бегала по краю, стреляла сверху.
Конечно, далеко не всё попадало. Большая часть шариков щёлкала по листьям вокруг девушки. Но сами звуки напоминали ей о возможной боли, об опасности. Да и само положение было ужасным. Представьте, вы совсем обнажены, бежите по лесу, устали, внезапно тело ваше расцветает болью от попадающих в него пуль. Оно исцарапано, обожжено. В конце концов вы оказываетесь в ловушке, в яме, из которой вас не выпускают…
Девушка сдалась. Она села на корточки, вся сжалась, начался отказ от борьбы. То самое – виктимность. Склонность быть жертвой. Сдаться и дать себя съесть.
Я полезла в овраг. Нарочно производя много шума. Мне надо было убедиться, что я права, и жертва не побежит.
Она не побежала, только зажмурилась.
Тогда я остановилась в паре метров, сделала небольшую паузу, чтобы она успела задержать дыхание в ожидании, а потом как могла низко и угрожающе зарычала, стараясь сделать звук похожим на рычание животных.
Девушка всхлипнула и затряслась.
Теперь у меня несколько секунд, чтобы пнуть её в сторону изменёнки. Быстрый неуклюжий прыжок к своей жертве (ну, ладно, не прыжок, пара очень больших шагов), хватаю её за шкирку, там, где животные вцепляются зубами в шею противника, и ка-ак рыкну ей в ухо!
По совести, финальный рык мне не очень удался. Больше было похоже на помесь “Ам!” и “Гкх!”. Но само сочетание приближающейся опасности, хватания зашкирку и резкого вопля вполне перегрузило её восприятие и послужило пинком на ту сторону.
Сначала девушка заплакала от неожиданности и страха, а потом от облегчения.

У меня был припасён ещё план спасения для финала. Типа агрессор переходит на сторону добра. Мир, дружба печеньки, мы убегаем в закат держась за ручки. На случай формирования избыточного ужаса.
И план возмездия за зло, в котором жертва берёт верх над агрессором. На случай, если всё у неё уйдёт не в страх, а в ярость.
Но ничего не понадобилось.
Моя жертва отличненько прорыдалась, отмылась, оделась, и всех знакомых потом достала, хвастаясь синяками.
Что интересно, по словам девушки, наша акция помогла ей преодолеть некий внутренний барьер в передаче контроля на сессиях. В результате чего девушка вскоре обзавелась замечательным партнёром и они по сию пору вместе.

Добро пожаловать в моё Зазеркалье!